Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

АКЛ

Андрей Юрьевич Коробов-Латынцев. Родился в 1989 году в городе Чите, это Забайкалье, Восточная Сибирь. В 2011 году окончил филологический факультет ЛГПУ, после чего поступил в аспирантуру на факультет философии и психологии ВГУ. В 2014 году защитил кандидатскую диссертацию по специальности 09.00.05 - Этика. Преподавал в Воронежском государственном университете, российском экономическом университете им. Г.В. Плеханова, Российском православном университете святого Иоанна Богослова. В данный момент живу и работаю в Донецке, русском городе-герое. Пишу статьи и книжки иногда, например такие "Швы" (Воронеж, 2013), "Философские очерки о русском рэпе" (Москва, 2016) и другие, еще не написанные. Вот коротко обо мне. Ну и хватит. Далее ты, читатель, сам. Удачи тебе. И не забывай о смерти.

АКЛ

Космического рэпа


Космического рэпа у нас нет, и его очень не достает. Не достает рэпа, который бы решался на глобальные задачи, который бы врезался бы на полном ходу в макронарратив и постановил в нем чаяния поколения о том, как с его, поколения, точки зрения должно всё отныне быть. Такого просто нет. Есть, например, группа Каста, которая написала «экологическую» песню про Тихий Дон. Есть группа ГРОТ, которая пыталась написать «космический альбом» о землянах, и даже адаптированную цитату Циолковского про землю колыбель человечества на обложку поставила, но в самом альбоме была настолько плохая работа с материалом, что он был с идейной точки зрения совсем провальным, — это как студенческий конспект, в котором вчерашний школьник сам начинает рассуждать по теме, не дочитав даже первоисточник.

Есть еще рэпер МС 1.8 (Кузмитч из Многоточия), который также к космическому рэпу мог бы быть отнесен, но он уже довольно давно транслирует в своем рэпе идеи западного идеолога Кена Уилбера, который свои книги объединяет под заглавием «интегральные исследования». Увы, к макрозадачам эти исследования не подходят, они скорее напоминают психологические тренинги. Это полезно и интересно, но это далеко не философия (хотя интересные интуиции можно отыскать).

Была еще группа Trilogy Soldiers, которые вместе с МС 1.8 старались транслировать образ целостного человека, который направил свои энергии к космосу, к будущему свободного человечества, преодолевшего идеологические распри и стремившегося к космической философии (по тому же Циолковскому, или по Н.Ф. Федорову). Но группа также испытывала влияние «интегральных исследований» Уилбера, оставив без внимания собственно философию космизма, да и к тому же давно распалась. Так что космического рэпа у нас вовсе нет, увы.

А меж тем столько поводов к его созданию. У нас есть русский космизм (Циолковский, Вернадский, Горский, Сетницкий), есть русская метафизика, которая направила человека в Космос (в отличие от западной метафизики, которая не ориентирована на Космос), есть философия общего дела Н.Ф. Федорова, которая глубоко самобытна и занимает особенное место во всей мировой философии. Отчего-то рэпера, претендующие на философию, проходят стороной от подлинной философии. Я пытался давать книги по русскому космизму некоторым рэперам, но это бестолку. Меж тем, у нас вскорости, в 2012 году, 60-летие полета в Космос, будет 100-летие российского космонавта из Донбасса Г.Т. Берегового. Эти праздники, связанные с Русским Космосом, должны быть (и являются таковыми по сути) всероссийскими общенародными праздниками. Мы открыли Космос человечеству — русской философией, русской техникой, русской мечтой. Мы мечтали о Космосе веками (в XIX веке князь В.Ф. Одоевский пишет свой утопию «4338-ой год», где русские ученые отражают метеорит, грозящий Земле погибелью), мы стремились в Космос, строили ракеты, писали трактаты и научные труды, отправляли в Космос спутники, отправили туда человека — Юрия Гагарина. Два Гагарина покоряют Космос: один философией (настоящая фамилия Н.Ф. Федорова — Гагарин, потому что он был внебрачным сыном князя Гагарина, байстрюком), другой — техникой (Юрий Гагарин). Оба Гагарина — не просто наши национальные философские и бренды, это — наш национальный духовный ресурс, который должен не в музеях храниться, но жить, этот ресурс по самой своей природе — проективен. И Федоров-Гагарин, и Юрия Гагарин дают миру проект, проект космический — философию общего дела. В этом деле только предстоит объединяться человечеству. В этом деле заложены и политический, и экономический, и прежде всего нравственный посыл. Не заметить вообще этот ресурс для людей, которые считают себя культурными деятелями — просто позорно, тем более для тех, кто относит свои мысли к космической философии.

Умереть от счастья

Я не собирался в 17-ом году слушать рэп. Ну т.е. я вру, конечно. Собирался и собираюсь послушать альбомы друзей. Очень жду новый альбом от группы «Соль Земли», жду, что там будет нового у РИЧа, жду, что выкинет Дима Хаски, и еще очень жду альбом "Ева едет в Вавилон" от 25\17...

А 25/17 меж тем вместо Евы, или, правильнее, плюсом к ожидаемой Еве выпускает еще один альбом, "Умереть от счастья". Для меня альбом незапланированный, но тем более интересный своей внезапностью.
Слушаю, значит, я вчера альбом, ко мне подходит Лена и, послушав пару минут, объявляет, что, мол, не, ребята не те уже. И - понятное дело, что не те, но мы ведь все - не те уже. Об этом со времен Гераклита все знают, т.е. вот уже две с половиной тысячи лет. В одну реку не войти дважды, мы же все помним.

И кто-нибудь, может быть, ждал от 25/17 несколько иных тем, несколько иных слов и иных звуков, но, господа, художнику, как говорится, не прикажешь. Хочет заниматься этой темой - на то его свободная творческая воля. Другими темами будут заниматься другие. Идейный и тематический спектр в русском рэпе сегодня чрезвычайно разнообразен: тут вам и про внутренний космос споют, и про несчастную любовь, и про ганстеров, и про клубы и т.д. и т.п. Выбирайте, как говорится, что вам по душе. А если рэпер хочет нам поведать о ностальгии, то вы либо слушайте внимательно о ностальгии, либо, если не нравится тема, идите слушать другой рэп.

Другого рэпа у нас много.

Но – о новом альбоме 25/17.

Я не стал бы называть новый альбом самым мрачным, как это уже сделали некоторые журналисты. Творчество группы всегда было «мрачновато»: тут о смерти, о русской тьме, невыносимой русскости бытия... - и даже когда о любви, то всегда с трагедией, с горчинкой, с печалью (пусть иной раз и светлой); когда о прошлом - всегда с ностальгией. Я уже писал, что в действительности всякий альбом 25/17 – это песни о Любви и Смерти, потому что вся культура человечества об этих двух вещах, о Смерти и о Любви. И даже более о сСмерти, а Любовь здесь как желаемый ответ на смерть. Желаемый и постоянно оспариваемый, теряющийся…

И всё же новый альбом очень мрачен. Но, конечно, не всем он таковым покажется, ведь одно дело поговорить в песне со слушателем о смерти ("лови глубокий смысл - ты сдохнешь!"), так чтобы слушатель на секунду стряхнул с себя апофатическое табу на смерть, содрогнулся на секунду от представшей пред ним костлявой в первом лице, а в следующую секунду, когда песня окончится, уже успокаивал так, как мы всегда успокаиваем себя при мысли о своей смерти ("все умрут", или "смерть еще далеко" и т.д. и т.п.), -

и совсем другое дело душевно поговорить со слушателем о своей ностальгии, тем самым возбудив в нем его собственную ностальгию. В сети я уже встретил пару длинных постов от общих друзей, которые делятся тем, какую ностальгию вызвал у них новый альбом. Это все-таки людям намного ближе, чем разговор о смерти, который не бывает задушевным, как бы ты ни старался, в отличие от разговора о прошлом, пусть даже это прошлое у всех разное. В этом смысле новый альбом от 25/17 может показаться (!) даже более демократичным и доступным для слушателей…

Я бы, наверное, и сам понастольгировал, если бы у меня ностальгия не была перманентной и не таскалась бы со мной повсюду к компании прочих прекрасных дам (паранойя, депрессия, ипохондрия, ацидия и др.). Когда-то я написал, что ежели захочу покончить с собой, то я просто возьму и перечитаю все свои дневники от начала и до конца. Этого будет более чем достаточно, что умереть. Т.е. о чем это я? Да я о том, что тема прошлого, тема ностальгии – это тема страшная, смертельная. Ностальгия – это вовсе не то, отчего хочется приятно улыбнуться, мол, вон оно как было-то! Ностальгия – это то, отчего хочется застрелиться...

Короче, я о том, что альбом у 25/17 получился действительно страшный, и тут дело не в конкретных воспоминаниях Бледного, которые он транслирует в песнях, - в конце концов, у нас у всех в закромах памяти найдется пара страшных историй, у некоторых найдутся и пострашнее чем те, которые описаны в песнях, но дело не в этом. Дело в том, что память это вообще такая штука, которая всегда болит, о чем бы ты ни вспоминал. Даже самые светлые воспоминания иной раз вызывают горечь…

Но боюсь, что у 25/17 вновь может случиться дисконнект со слушателем. Людям все-таки ближе иная ностальгия, не та, от которой хочется заорать во весь голос или застрелиться, но та, которая румяно улыбается от воспоминания о былом, светлом, или такая, которая радуется при воспоминании о былом, темном – разуется о том, что теперь всё наконец хорошо.

Бледный, по ходу дела, сам подозревает, что так и будет. И вот в последнем треке страшный образ: «Ты лейтенант Рипли, я для тебя Чужой, мы в этот ад влипли - я убит был, но живой»

Вот еще хорошая строчка из последней песни, о том же дисконнекте:

«Вижу вопрос в твоих глазах – давай поговорим,
но нам с тобой понять друг друга не помогут словари!»

Показательно, что всё это высказывается в последнем куплете последнего трека альбома, причем предпоследний куплет оканчивается вполне себе хорошо, цитирую:

"Майор, послушай, да я все это выдумал!
Я писатель! Пушкин! мой хлеб обман
Пора заканчивать роман, я ставлю точку,
У меня все хорошо: жена, сын, дочка»

На таком хэппи-энде можно было бы и окончить альбом, задобрив еще и припевом от замечательного Лок-Дога (Александра Жвакина, Лочи). Но не тут-то было, и вот Бледный взрывает последний куплет (самый серьезный в альбоме, на мой взгляд, и самый сильный, собственно – единственный, от которого у меня пошли мурашки по коже – и от текста, и от звука, наконец):

А может быть я давным-давно где-то сдох?
И в голове моей узорами грибы и мох?
И на стенах в ноябре пишут «Бледный RIP»?
А это бедтрип червяка, что съел тот гриб?!

- и далее у Бледного вырываются как раз все те вещи, о которых я сказал выше: о дисконнекте, о ностальгии как вещи страшной и смертельной, убивающей.

И еще - об общем аде, в котором нет у нас у всех ни общего языка, ни общего направления, общего видения.

Ну и последние кричащие строки:

«Заскриньшоть мой пост, обсоси мой твит!
Я прокричу свой тост за тех, кто прям сейчас убит!»

(И, конечно же, все поймут эти слова по-своему).

Присоединяюсь к тосту - за тех, кто прямо сейчас убит, кто прямо сейчас погибает.

Понимайте, как знаете.

Ваш АЮ.

Умереть от счастья

Я не собирался в 17-ом году слушать рэп. Ну т.е. я вру, конечно. Собирался и собираюсь послушать альбомы друзей. Очень жду новый альбом от группы «Соль Земли», жду, что там будет нового у РИЧа, жду, что выкинет Дима Хаски, и еще очень жду альбом "Ева едет в Вавилон" от 25\17...

А 25/17 меж тем вместо Евы, или, правильнее, плюсом к ожидаемой Еве выпускает еще один альбом, "Умереть от счастья". Для меня альбом незапланированный, но тем более интересный своей внезапностью.
Слушаю, значит, я вчера альбом, ко мне подходит Лена и, послушав пару минут, объявляет, что, мол, не, ребята не те уже. И - понятное дело, что не те, но мы ведь все - не те уже. Об этом со времен Гераклита все знают, т.е. вот уже две с половиной тысячи лет. В одну реку не войти дважды, мы же все помним.

И кто-нибудь, может быть, ждал от 25/17 несколько иных тем, несколько иных слов и иных звуков, но, господа, художнику, как говорится, не прикажешь. Хочет заниматься этой темой - на то его свободная творческая воля. Другими темами будут заниматься другие. Идейный и тематический спектр в русском рэпе сегодня чрезвычайно разнообразен: тут вам и про внутренний космос споют, и про несчастную любовь, и про ганстеров, и про клубы и т.д. и т.п. Выбирайте, как говорится, что вам по душе. А если рэпер хочет нам поведать о ностальгии, то вы либо слушайте внимательно о ностальгии, либо, если не нравится тема, идите слушать другой рэп.

Другого рэпа у нас много.

Но – о новом альбоме 25/17.

Я не стал бы называть новый альбом самым мрачным, как это уже сделали некоторые журналисты. Творчество группы всегда было «мрачновато»: тут о смерти, о русской тьме, невыносимой русскости бытия... - и даже когда о любви, то всегда с трагедией, с горчинкой, с печалью (пусть иной раз и светлой); когда о прошлом - всегда с ностальгией. Я уже писал, что в действительности всякий альбом 25/17 – это песни о Любви и Смерти, потому что вся культура человечества об этих двух вещах, о Смерти и о Любви. И даже более о сСмерти, а Любовь здесь как желаемый ответ на смерть. Желаемый и постоянно оспариваемый, теряющийся…

И всё же новый альбом очень мрачен. Но, конечно, не всем он таковым покажется, ведь одно дело поговорить в песне со слушателем о смерти ("лови глубокий смысл - ты сдохнешь!"), так чтобы слушатель на секунду стряхнул с себя апофатическое табу на смерть, содрогнулся на секунду от представшей пред ним костлявой в первом лице, а в следующую секунду, когда песня окончится, уже успокаивал так, как мы всегда успокаиваем себя при мысли о своей смерти ("все умрут", или "смерть еще далеко" и т.д. и т.п.), -

и совсем другое дело душевно поговорить со слушателем о своей ностальгии, тем самым возбудив в нем его собственную ностальгию. В сети я уже встретил пару длинных постов от общих друзей, которые делятся тем, какую ностальгию вызвал у них новый альбом. Это все-таки людям намного ближе, чем разговор о смерти, который не бывает задушевным, как бы ты ни старался, в отличие от разговора о прошлом, пусть даже это прошлое у всех разное. В этом смысле новый альбом от 25/17 может показаться (!) даже более демократичным и доступным для слушателей…

Я бы, наверное, и сам понастольгировал, если бы у меня ностальгия не была перманентной и не таскалась бы со мной повсюду к компании прочих прекрасных дам (паранойя, депрессия, ипохондрия, ацидия и др.). Когда-то я написал, что ежели захочу покончить с собой, то я просто возьму и перечитаю все свои дневники от начала и до конца. Этого будет более чем достаточно, что умереть. Т.е. о чем это я? Да я о том, что тема прошлого, тема ностальгии – это тема страшная, смертельная. Ностальгия – это вовсе не то, отчего хочется приятно улыбнуться, мол, вон оно как было-то! Ностальгия – это то, отчего хочется застрелиться...

Короче, я о том, что альбом у 25/17 получился действительно страшный, и тут дело не в конкретных воспоминаниях Бледного, которые он транслирует в песнях, - в конце концов, у нас у всех в закромах памяти найдется пара страшных историй, у некоторых найдутся и пострашнее чем те, которые описаны в песнях, но дело не в этом. Дело в том, что память это вообще такая штука, которая всегда болит, о чем бы ты ни вспоминал. Даже самые светлые воспоминания иной раз вызывают горечь…

Но боюсь, что у 25/17 вновь может случиться дисконнект со слушателем. Людям все-таки ближе иная ностальгия, не та, от которой хочется заорать во весь голос или застрелиться, но та, которая румяно улыбается от воспоминания о былом, светлом, или такая, которая радуется при воспоминании о былом, темном – разуется о том, что теперь всё наконец хорошо.

Бледный, по ходу дела, сам подозревает, что так и будет. И вот в последнем треке страшный образ: «Ты лейтенант Рипли, я для тебя Чужой, мы в этот ад влипли - я убит был, но живой»

Вот еще хорошая строчка из последней песни, о том же дисконнекте:

«Вижу вопрос в твоих глазах – давай поговорим,
но нам с тобой понять друг друга не помогут словари!»

Показательно, что всё это высказывается в последнем куплете последнего трека альбома, причем предпоследний куплет оканчивается вполне себе хорошо, цитирую:

"Майор, послушай, да я все это выдумал!
Я писатель! Пушкин! мой хлеб обман
Пора заканчивать роман, я ставлю точку,
У меня все хорошо: жена, сын, дочка»

На таком хэппи-энде можно было бы и окончить альбом, задобрив еще и припевом от замечательного Лок-Дога (Александра Жвакина, Лочи). Но не тут-то было, и вот Бледный взрывает последний куплет (самый серьезный в альбоме, на мой взгляд, и самый сильный, собственно – единственный, от которого у меня пошли мурашки по коже – и от текста, и от звука, наконец):

А может быть я давным-давно где-то сдох?
И в голове моей узорами грибы и мох?
И на стенах в ноябре пишут «Бледный RIP»?
А это бедтрип червяка, что съел тот гриб?!

- и далее у Бледного вырываются как раз все те вещи, о которых я сказал выше: о дисконнекте, о ностальгии как вещи страшной и смертельной, убивающей.

И еще - об общем аде, в котором нет у нас у всех ни общего языка, ни общего направления, общего видения.

Ну и последние кричащие строки:

«Заскриньшоть мой пост, обсоси мой твит!
Я прокричу свой тост за тех, кто прям сейчас убит!»

(И, конечно же, все поймут эти слова по-своему).

Присоединяюсь к тосту - за тех, кто прямо сейчас убит, кто прямо сейчас погибает.

Понимайте, как знаете.

Ваш АЮ.

Философские очерки о русском рэпе

Поскольку меня постоянно спрашивают о том, где купить мою новую книжку "Философские очерки о русском рэпе", резюмирую:

У издательства: https://vk.com/renome_spb?w=product-118601033_225784/..
На Озоне: http://www.ozon.ru/context/detail/id/136834717/

В Москве - в книжном магазине "Циолковский"
В Воронеже - в книжном клубе "Петровский"
В Ленинграде - в магазине "Подписные издания"
Ну и, конечно же, в Чайной Касте :)


Саграда - "Боевое применение"

Саграда продолжает писать гимны для последней войны, развертывать свою собственную историософскую мистерию в жанре рэп. Послушайте его новую песню "Боевое применение", посвященную войне на Ближнем Востоке с ИГИЛ. Это вам не Оксимирон и даже не Баста, это круче в сто раз, и в столько же раз актуальнее. В сто раз дальше и глубже, чем они. Это и есть рэп.

Русский рэп. Философские очерки

Забрал свои авторские экземпляры.

Ежели кому интересно, то книжку можно...

а) заказать у издательства (самый дешевый варик, http://www.renomespb.ru/)
б) заказать книгу на Ozon (самый дорогой варик - http://www.ozon.ru/context/detail/id/136834717/)
в) купить в книжных магазинах Мск, Врн и СПб (в след.месяце книга должна уже будет появиться в книжных магазах)